Среди различных документов военных лет в Челноковском школьном историко-краеведческом музее есть документы особого рода – это письма.

Ценность писем, как исторического документа в том, что их авторы были не только свидетелями, но и непосредственными участниками военных событий и разве думали, когда писали, что некоторые из их писем окажутся в музее как маленькие памятники той прошедшей войны. 

Еще в начале войны правительство СССР уделяло особое значение связи фронтовиков с их родными. Но единственным способом осуществить это была почта. Считалось, что письмо из дома в разы повышает боевую силу солдата. Поэтому было организовано почтовое сообщение. Машины для перевозки корреспонденции запрещалось использовать в других целях. Почтовые вагоны имели такой же приоритет, как и вагоны с боеприпасами. Поэтому их разрешалось цеплять к любым составам, чтобы письма с фронта попадали к адресатам.

Письма с фронта… Они шли не в конвертах, на них не было марок. Они сложены треугольниками. Адрес и штамп: «Просмотрено Военной Цензурой».

Почему «треугольник»? Существует две версии:

Письма солдат с фронта доставляли родным совершенно бесплатно, и в первые недели войны работники почты столкнулись с такой проблемой, что им стало не хватать конвертов. Так и появились письма-треугольники. Это первая версия.

И вторая: поскольку время было военное, то письма могли попадать в руки к врагу. Чтобы вместе с ними не раскрывать тайны, цензура проверяла письма. Тут как раз и становится понятно, почему они не заклеивались, а просто заворачивались особым способом. Так цензуре было легче их читать, чтобы не повредить бумагу, а вместе с ней и ценную для родных информацию.

Этим письмам уже 80 лет!!! Сами листы бумаги уже обветшали и кажется, что могут разрушиться от прикосновения. Местами выцвели чернила, не видно написанных слов.

Что же было написано в этих письмах?

Небольшой отрывок из письма матери Чащиной Анне Миновне от сына Федора Васильевича написанное в октябре 1942 года:

«Получишь, моя дорогая мамочка, это письмо я уже буду на той линии фронта, скоро достигнем фронтовой полосы. Пишу последнее… На дрожащей скамейке вагона, согнувшись в полутемный угол оставляет прощальные следы на этом листке любимый сын Федор. Желаю тебе моя старушка доброго здоровья, целую тебя и еще желаю ежеминутные мечты обо мне превратились в радость…Передавай привет милой Лизе»

Это письмо в музей принесла Анна Миновна Чащина, хранившееся у нее как самое дорогое от сына (погиб в декабре 1942 года).

Память, сложенная треугольником